Владимир Владимирович, пожалуйста, помогите!

Уважаемый Владимир Владимирович!!

Начиная борьбу с коррупцией в нашем государстве, Вы не могли не предполагать, что в работе правоохранительных органов будут случаться перегибы, ошибки, а возможно и провокационные, заказные дела. Ведь чего греха таить, даже в таких, казалось бы «безупречно чистых органах» как СК, Прокуратура, суды нередко встречаются недобросовестные любители получить дополнительную звездочку на погонах и быстро продвинуться по карьерной лестнице.
История моего мужа, порядочного и честного человека, отца двух несовершеннолетних детей, неравнодушного руководителя предприятия, как раз об этом.
Никогда не предполагали, что в нашей семье возникнет серьезная проблема, которую решить в нашем регионе не представляется возможным. Обратившись к лидерам партий, представителям Государственной думы мы получили стандартные отписки, а некоторые представители Общественной палаты вообще не ответили на мое письмо. Поэтому мы вынуждены обратиться к Вам за помощью, как гаранту прав и свобод человека.
Мой муж, Мамаев Владимир Васильевич, был назначен директором КОГУП «Обслуживание медицинского транспорта» (далее – КОГУП) 16.03.2016. Как оказалось, предприятие находилось в плачевном состоянии, в частности долги по заработной плате – 1,5 млн., долг перед поставщиками – 4 млн., долги по налогам (НДФЛ, ФОМС, ПФР, транспортный) – 3 млн. руб.
Мой муж с первых дней работы в КОГУП действовал в интересах возглавляемого им предприятия, поставив перед собой цель вывести его из кризиса: на предприятии начали грамотно проводить гос.закупки, был введен четкий учет расходования заправочных средств посредством введения электронных карт, наведен порядок в части сдачи помещений в аренду.
Стоит сказать, что моим мужем была инициирована аудиторская проверка предприятия, в ходе которой были выявлены серьезные финансовые нарушения, за которые впоследствии на предыдущего директора и коммерческого директора именно по инициативе моего мужа заведены уголовные дела.
Мой муж, имея небольшой опыт работы на руководящей должности, доверчивый и честный человек, не смог разглядеть явную провокацию и случилось страшное.
Все началось с того, что крупнейшая строительная фирма «Маяковская» и АО «Кировский ССК» выиграла конкурс по развитию застроенной территории. Партнер фирмы «Маяковская» АО «Кировский ССК» должен был осуществить разработку проекта санитарно-защитной зоны (далее-СЗЗ). В эту санитарно-защитную зону входила 100-метровая санитарно-защитная зона КОГУП, директором которого и являлся мой муж. Переговоры по сокращению СЗЗ начал еще предыдущий директор в декабре 2015 года.
В мае 2016 года к моему мужу обратилась представитель АО «Кировский ССК» Фоминых Л.П. с вопросом о согласовании проекта СЗЗ, при этом сказав, что на согласование СЗЗ АО «Кировский ССК» выделяет бюджет в 1,5 млн. рублей. Так как КОГУП является унитарным, по сути, коммерческим предприятием, находящимся на самоокупаемости, мой муж предложил оказать помощь в виде услуг любому медицинскому учреждению, либо КОГУП, в частности, заасфальтировать силами ССК территорию КОГУПА, либо отремонтировать вентиляцию. Представитель ССК Фоминых Л.В. такой вариант вначале не отрицала. О возможности предоставления материальной помощи АО «Кировский ССК» мой муж поставил в известность министра здравоохранения Кировской области и ее заместителя.
В период с мая по середину августа 2016 мой муж беспрепятственно обеспечил доступ сотрудников проектной организации ООО «Лаборатория 100» (организация, составляющая проект сокращения СЗЗ) на территории КОГУП для произведения замеров и подписал исходные данные. После разработки проекта расчетной санитарно-защитной зоны утвердил проект и направил заявление в Управление Роспотребнадзора по Кировской области на получение санитарно-эпидемиологического заключения по проекту расчетной санитарно-защитной зоны, а также подписал доверенность на представителя лаборатории 100 для проведения дальнейших действий по сокращению СЗЗ.
Таким образом, все необходимые действия для сокращения ССЗ со стороны моего мужа были выполнены и в дальнейшем АО «Кировский ССК» для завершения процедуры сокращения ССЗ участие моего мужа не требовалось.
Но уже после подписания всех документов, примерно 18.08.2016 к моему мужу вновь пришла Фоминых Л.П. и сообщила, что директор АО «Кировский ССК» настаивает на передаче вознаграждения в размере 1 млн. рублей. Так как, повторюсь, предприятие КОГУП является унитарным и находится на самоокупаемости, мой муж рассматривал этот жест как благотворительную помощь от крупной строительной компании, твердо стоящей на ногах, КОГУПу – остро нуждающемуся предприятию. Стоит сказать, что разговоры именно о благотворительной помощи между моим мужем и Фоминых Л.П. зафиксированы на записи от 20.06.2016г, причем данная часть диалога изначально умышленно не включена сотрудниками СК по Кировской области в стенограмму разговора. О том, что планируется поступление материальной помощи, мой муж сообщил главному бухгалтеру и кассиру предприятия. Кроме того, он проконсультировался со своими родственниками, имеющими юридическое образование, по вопросу оформления благотворительной помощи в кассу КОГУП. Благотворительную помощь мой муж хотел потратить на погашение долгов предприятия, в том числе на погашение обязательных платежей по налогам, то есть часть этих денежных средств поступила бы в бюджет области.
01.09.2016 в 15.30 Фоминых Л.П. принесла материальную помощь. При приеме денег в кассу сумма составила 1,5 млн. рублей. Фоминых был выписан приходно-кассовый ордер. Да, ордер был выписан с нарушением – без оформления графы «от кого», так как на такую сумму КОГУП услуги одному физическому лицу не оказывало. Впоследствии мой муж планировал оприходовать данную сумму по частям, оформив договоры на нескольких клиентов, сведения о которых имелись в базе, по 100-150 тыс. Деньги в банк в это день сдать было невозможно, так как банк работает с юридическими лицами до 16.00.
Через 10 минут после ухода Фоминых, на предприятие зашли сотрудники полиции и задержали моего мужа по обвинению во взятке.
В результате, спустя 5 месяцев пребывания в СИЗО, Октябрьский районный суд г.Кирова в лице судьи Фоминых С.М. признал моего супруга виновным в совершении преступления, предусмотренного частью 6 статьи 290 УК РФ и назначил ему наказание 8 лет 6 месяцев лишения свободы в отбывании в колонии строгого режима со штрафом 3млн. рублей. Позже Кировским областным судом приговор оставлен без изменения.
Самое страшное, что все обвинение строится практически на показаниях одного свидетеля – Фоминых Л.П, как оказалось, бывшего оперуполномоченного, точнее только на ее «предположениях» и этих«предположений»таких как:«я подумала, что он хотел взять деньги себе», «я допускаю, что он хотел взять себе», «и тогда я поняла…», «не знаю, почему нет на записи, я это слышала», оказалось достаточно, чтобы вынести обвинительный приговор.
На имеющихся аудиозаписях, которые делала Фоминых лично, никаких предпосылок на вымогательство со стороны моего супруга не усматривается. Представленные в деле записи лишь подтверждают, что велись разговоры о материальной помощи, не более того.Мой муж сам никогда не звонил Фоминых Л.П., у него и номера ее телефона не было. Кроме того, все так называемые «показания» главного свидетеля обвинения Фоминых Л.П. не подтверждаются ни свидетельскими показаниями других свидетелей, ни письменной документацией, ни аудио и видеозаписями. Порочащие Мамаева В.В. фразы в адрес Фоминых (например: «А зачем нам это надо? Что Вы нам за это дадите? Весь бюджет нам! Исполняйте мои требования! и т.д)- это лишь фантазия свидетеля обвинения, не проверенная на достоверность и ни чем не подтвержденная, но при этом принятая к сведению следователем, прокуратурой и судьями и положенная в основу сначала обвинительного заключения, а потом и приговора. Обвинительное заключение держится исключительно на мнении и домыслах свидетеля Фоминых Л.П, причем ее показания меняются от допроса к допросу, от очной ставки к суду:
1. свидетель Крутихин (директор АО «Кировский ССК»), на которого Фоминых постоянно ссылается в своих показаниях, ни одного слова Фоминых не подтвердил. Крутихин пояснил, что никакого бюджета ни в 1,5 млн. руб., ни в какой другой сумме он не выделял, все затраты составили 100 000 руб. по договору оказания услуг ООО «Лаборатория 100», никаких разговоров с Фоминых о благотворительной помощи он не вел: о производстве работ, о брусчатке, об асфальтировании КОГУП они не разговаривали (Фоминых убеждала моего мужа, что Крутихин отказался оказывать помощь в виде услуг). Свидетель Крутихин также пояснил, что никакого плана оказания благотворительной помощи у них нет (Фоминых уверяла моего мужа, что КОГУП в план по оказанию благотворительной помощи на 2017 год не включено и это зафиксировано на стенограммах разговоров от 20.06.2016г), но, что теоретически они могли оказать такую помощь.
2. Фоминых утверждает, что принесла заявление на сокращение ССЗ бывшему директору прямо в руки, а бывший директор Печенкин категорически отрицает этот факт.
3.Фоминых утверждает, что мой муж у сотрудниц лаборатории 100 вымогал квартиру в строящемся доме, а сотрудница лаборатории в суде этих слов не подтверждает. Кроме того, она заявила, что мой муж старался для предприятия, не для себя. А Фоминых на суде уже сказала, что квартиру требовала фирма ООО«Герасим».
И такие противоречия еще можно перечислять долго.
А как объяснить, что стенограммы записей трех разговоров, предоставленных Фоминых следователю, (хотя их было намного больше, просто остальные доказывали невиновность мужа, поэтому видимо Фоминыхи не предоставлены) оперативными сотрудниками произведены не полностью, часть разговора о благотворительной помощи попросту не включается в стенограмму – это делается специальнос целью создания картины взятки?!.
Мой муж с самого начала предварительного следствия последовательно и непротиворечиво пояснял, не меняя никогда своих показаний, не путаясь в них, в отличие от свидетелей обвинения, что не преследовал корыстной цели личного обогащения, не собирался, не планировал брать какие-либо деньги лично себе, всегда действовал только во благо предприятия, пытаясь вывести его из кризиса.
В обвинительном заключении также много нестыковок и противоречий:
1. Так в обвинительном заключении зафиксировано, что Мамаев В.В. должен был беспрепятственно обеспечить доступ сотрудников проектной организации ООО «Лаборатория 100» на предприятие для произведения замеров и подписать исходные данные. После разработки проекта расчетной санитарно-защитной зоны он должен утвердить проект и направить заявление в Управление Роспотребнадзора по Кировской области на получение санитарно-эпидемиологического заключения по проекту расчетной санитарно-защитной зоны, а также подписать доверенность на представителя ООО «лаборатория 100» для проведения дальнейших действий по сокращению СЗЗ.
Все указанные выше действия мой муж выполнил в период с мая по середину августа 2016 беспрепятственно, не ставя в зависимость с получением благотворительной помощи, не высказывая никаких требований ещё до того, как Фоминых Л.П. принесла деньги, и никогда не отказывался их выполнять. Но почему-то этот факт в обвинительном заключении не отражен.
2. В обвинении указывается: «Распорядиться денежными средствами по своему усмотрению Мамаев В.В. не успел, так как после их передачи был задержан сотрудниками правоохранительных органов в рамках проводимых оперативно-розыскных мероприятий…Таким образом, директор КОГУП «Обслуживание медицинского транспорта» Мамаев В.В….. лично получил от Фоминых Л.П. взятку в виде денег в сумме 1 500 000 рублей…». Во-первых, мой муж предложил внести деньги в кассу предприятия, и это факт. Кроме того, нет ни одного факта, опираясь на который можно было бы уличить моего супруга в корысти и злом умысле. Он не успел распорядиться внесенной суммой, а вот, если бы успел, то было бы понятно, что распорядился он деньгами не в свою пользу, а в пользу предприятия, а также в пользу областного бюджета, частично погасив долги по налогам. Но то, что ему просто не дали времени на выполнение задуманного, ставится следствием ему в вину, используется как доказательство его корысти и личной заинтересованности. Красноречивый и многословный вывод следствия о личной заинтересованности Мамаева В.В. в денежных средствах-это лишь предположение сотрудников правоохранительных органов, положенное в основу обвинительного заключения, ничем не доказанное.
Я и мои друзья присутствовали на всех судебных заседаниях, и, считаю, можем делать выводы и суждения.
Каждого свидетеля судья спрашивал о наличии мотива к пристрастному суждению. Напомню, что со стороны свидетелей обвинения на трех человек заведены уголовные дела – на бывшего директора КОГУП, настоящего коммерческого директора КОГУП — по заявлению моего мужа, и директора ООО «Авторемстроя». Уголовное дело на директора АО «Авторемстрой» вел тот же следователь, что вел и дело моего мужа. И именно директор «Авторемстроя» на судебном заседании отказывается от слов, свидетельствующих в пользу моего мужа. Показания всех трех свидетелей следствие и судья посчитали достоверными и не подлежащими сомнению. Кроме того, информация о трех уголовных делах на свидетелей обвинения не нашла места в приговоре, судья этот факт не указал.
А если к этому добавить, что судья закрыл глаза на факт подлога вещественных доказательств (ключи от сейфа и кабинета кассира в ящик стола моего мужа были подброшены) и судья не только отклонил ходатайство адвоката о проверке ключей, но и в приговоре распорядился вернуть их в КОГУП после завершения дела. А ведь осмотр рабочего места моего мужа проведен через 2 месяца после его задержания – 27.10.2016, после допроса коммерческого директора, где он говорит о возможности наличия ключей от сейфа и кабинета кассира в ящике рабочего стола моего мужа. Но я лично, когда забирала личные вещи моего супруга 05.09.2016, осматривала ящики его стола, и никаких ключей там не было!!! При этом установлено, что в данный кабинет после задержания Мамаева имел доступ Русских, коммерческий директор, у которого с Мамаевым сложились непростые отношения, и другие сотрудники КОГУП. Мои же показания судья посчитал недостоверными.
Кроме того, в протоколе осмотра места происшествия, в протоколе осмотра вещественных доказательств отражено описание ключей без колец. На фото в двух протоколах следственных действий в разных вариантах присутствуют ключи то с кольцом, то без кольца, в суде уже представлены варианты ключей с кольцами, что не позволяет идентифицировать их с теми, что были изъяты из ящика стола Мамаева. То есть данные вещественные доказательства не соответствуют описанию их в протоколах следственных действий и фото в деле. Но судья и на этот факт закрывает глаза, отказывая в ходатайстве о проведении криминалистической экспертизы ключей, изъятых в ходе осмотра кабинета Мамаева В.В. 27.10.2016. Кроме этого, судья проигнорировал тот факт, что один из ключей (ключ от сейфа) внешне оказался только что выточенным, новым, без следов царапин и грязи на нем, что свидетельствовало бы о том, что он был изготовлен после задержания Мамаева В.В.
Следствием, а затем и судом не запрашиваются никакие документы для подтверждения показаний свидетелей. При этом ни следствие, ни суд не сомневается в «нужных показаниях», которые, по их мнению, хоть как-то подтверждают вину моего мужа, а показания, подтверждающие невиновность моего мужа просто не рассматриваются ни следствием ни судом, не включаются в приговор, или суд считает, что им нельзя доверять. Например:
1. Показания главного бухгалтера на суде о том, что предприятие вышло в прибыль (на самом деле это не так), о том, что не было необходимости срочного погашения задолженностей включены в приговор.
2. Показания свидетелей: юриста КОГУП – что мой муж старался вывести предприятие из кризиса;сотрудников лаборатории 100, что мой муж «старался для предприятия, не для себя» в приговор не включены.
3. Судья в приговор не внес слова главного бухгалтера о том, что можно было сделать с деньгами, полученными в 16.00 и после 16.00 (бухгалтер ответила, что можно было оставить в кассе, сдать в банк на следующий день). Также судья не внес в приговор ответ бухгалтера на вопрос прокурора, что при внесении официально денег 1500000 можно было бы погасить кредиторскую задолженность.
4. Из допроса свидетеля Русских: его ответы в приговоре искажены и не точны. В протоколе судебных заседаний он отвечает на вопрос гособвинения: «Советовался ли Мамаев с кем-либо из работников по вопросам производственной деятельности?» и его ответ: «Мне это не известно». А в приговоре судья внес совершенно другую фразу в виде ответа на этот вопрос: «Мало с кем советовался из работников предприятия по вопросам производственной деятельности».
5. Судья не учел при вынесении приговора слова свидетелей Русских, Фоминых, Швайцер о плачевном состоянии предприятия, о том, что третий этаж здания и прилегающая территория требовали ремонта.
6. Судья не учел и не оценил фразы свидетеля Швайцер, подтверждающие слова Мамаева о проигранных двух судебных процессах, по результатам которых с предприятия КОГУП требовалась выплата многотысячных штрафов, что еще больше подорвало финансовое состояние КОГУП.
7. Кроме этого, судья официально не запросил и не проверил информацию о задолженности предприятия КОГУП перед пенсионным фондом, не направил запрос в ИФНС и другие учреждения о наличии и длительности задолженности у предприятия; не было запроса со стороны судьи в департамент здравоохранения Кировской области о финансовом состоянии предприятия КОГУП.
Судьями районного и далее областного суда не уделено достаточного внимания важным и имеющим отношение к делу фактам: наличие трех уголовных дел на свидетелей, оформление бухгалтерских документов на принятие денег, большой круг лиц, с которыми советовался Мамаев и которые знали о возможности получения денег, наличие долгов у предприятия, выплаты по двум судебным процессам.
И это лишь маленькая часть того, что, на мой взгляд, является существенным нарушением.Что это – уверенность в своей безнаказанности? Чем это объяснить? Объяснение этому только одно. Все «доказательства» подводятся под приговор, который был вынесен моему мужу не в зале суда, а гораздо раньше — 01.09.2016, в день его задержания, когда сомневающийся следователь звонил в прокуратуру, так как не был уверен в возбуждении уголовного дела по статье 290 п.6 УК, а прокурор, даже не ознакомившись с делом, сказал: «Возбуждайтесь, мы поддержим». А когда человек арестован и помещен в СИЗО, и провел там 5месяцев, кто позволит вынести оправдательный приговор или гарантировать беспристрастное рассмотрение дела в вышестоящих инстанциях, в частности в областном суде. Ведь вынести оправдательный приговор, значит сказать, что уголовное дело было возбуждено зря, что следствие проработало вхолостую. Следователи в итоге получат выговоры, прокуроры лишатся премии, судья мантии, а подсудимому из казны страны потребуется выплата огромной компенсации. А юристы, ознакомившиеся с нашим делом, в один голос говорят: «если бы его не арестовали, если бы не было 5 месяцев нахождения в СИЗО, дело бы развалилось, в обвинительном заключении нет состава преступления».
Как можно назвать «взяткой» то, что по содержанию действий фигурирует как денежное вознаграждение предприятию, о чем знало масса народу (работники ООО «Лаборатория 100», сотрудники Министерства здравоохранения Кировской области, работники самого предприятия (бухгалтер, кассир, юрист), родственники Мамаева В.В., с которыми он советовался поданному вопросу (Гудкова, Чурина)), и это зафиксировано в стенограмме разговора. Неужели так берутся взятки? Как можно после этого беседовать с людьми, что-то обсуждать, зная, что в любой момент, если ты станешь им неугодным, твои слова переврут, выдвинут новую версию происходящего, и напишут заявление в правоохранительные органы, и информацию об этом НИКТО не будет проверять, поверя тебе на слово? А после этого осудят на 8,5 лет! Нельзя открытые действия Мамаева В.В. трактовать как взяточничество. Ни один здравомыслящий человек, предполагая, что его действия могут носить преступный характер, не будет так открыто и умышленно «копать» под собой яму.
Я считаю, что в данном деле имеется провокация со стороны правоохранительных органов при поддержке бывшего оперуполномоченного Фоминых. Я считаю, что действия Фоминых Л.П. носили именно провокационный характер, так как именно она вела постоянные разговоры про деньги, именно она озвучивает сумму, при встрече 1.09.16г на видео именно она говорит о принесенных деньгах (а не Мамаев задает вопрос: «Вы деньги принесли?»), а 1 сентября она отказывается от документов по оформлению денег, так как это противоречило бы взятке. Мамаев же в свою очередь настаивает на оформлении денежных средств, неоднократно задавая Фоминых вопрос: «Вы не решили там, на кого, чтоб Вам потом вопросов не было?». Именно он отдает в руки Фоминых приходно-кассовый ордер, несмотря на ее ответ: «Мне вообще в принципе никакой документ не нужен». Все эти действия и фразы подтверждаются видеозаписью от 1.09.2016г. И именно Фоминых отказывается от первоначального варианта оказания благотворительной помощи в виде строительных работ, так как это не укладывается в картину взятки, настаивая именно на принятии денежных средств и ссылаясь на такое решение директора ССК. Телефонные звонки и визиты инициированы исключительно ею (Мамаев никогда Фоминых не звонил и не приходил к ней). Кроме того в пользу провокации говорит тот факт, что в рамках ОРМ сотрудниками ЭБиПКУмвд России по Кировской области не выявлено и, соответственно, не предоставлено фактов, подтверждающих вину моего мужа. Как бывший оперуполномоченный Фоминых увидела в моем муже «кандидата на получение взятки», наивного и неграмотного в вопросах коррупции человека, который только что вступил в должность руководителя предприятия. Диалог с ней Мамаев В.В. вел открыто, честно, не замечая подоплеки в ее действиях.
Все мы знаем, что в конце года нужны показатели, а если еще и статья крутая! Это прекрасный способ улучшить статистику работы, продемонстрировав начальству рост показателей раскрываемости преступлений. Но, к сожалению, сотрудники следственного комитета данную тему провокации расследовать не собирались, они в принципе ничего расследовать не собирались, так как были с 1.09.2016г уверены в своей правоте и правильности своего мышления, заручившись поддержкой прокуратуры. А вести расследования против своих коллег по «цеху»-этого никто делать не будет и даже наш адвокат это обсуждать не хочет, понимая, что с системой бороться бесполезно. Вот и получается, что на самом деле в жизни настоящие коррупционеры остаются у власти, имея возможность откупиться. Показатели борьбы с коррупцией делаются на таких людях, как мой муж, борющихся за справедливость. Как оказалось, в настоящее время в исправительном учреждении, где находится мой муж, несколько осужденных (Галкин, Седлов) отбывают наказание по такой же статье в результате проведения в отношении них той же схемы ОРМ, как и в отношении моего мужа, причем на одного из них план ОРМ вел тот же оперуполномоченный УЭБиПК УМВД России по Кировской области Леушин А.А . УЭБиПК работает по четко отработанной проверенной схеме, улучшая статистику , выводя Кировскую область в лидеры по выполнению национального плана по борьбе с коррупцией!
А если еще учесть новый факт получения взятки 10марта 2017г заместителем начальника антикоррупционного отдела в сфере налогов УЭБиПК УМВД по Кировской области в размере 16млн. рублей. Того подразделения, которое призвано бороться с коррупцией! Как мы можем рассчитывать на объективную оценку ВСЕХ доказательств, на объективность ведения дела, когда ЭТИ ЛЮДИ, которым дана власть в такой сфере, сами преступают закон? Складывается ощущение, что за видимостью своей работы, так называемой «борьбы» с коррупцией, они просто забыли такие понятия как честь, достоинство, совесть.
Неужели в нашей стране не место честным людям, неужели на любого, кто неугоден, можно сфабриковать дело и посадить на 8,5 лет?
Как можно верить в справедливость судебно-правоохранительной системы, если за хищение 2,7млрд бюджетных средств выносят приговор 8 лет и штраф 800тыс рублей, за взятку в размере 2 млн долларов суд оставляет на домашнем аресте, за хищение в размере более 360млн рублей избирается мера пресечения в виде домашнего ареста и выносится приговор 5 лет лишения свободы с последующим условно-досрочным освобождением? Что это? «Элитное судопроизводство», которое не распространяется для всего остального народа?
В настоящее время нам отказано в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции. В Кировской области невозможно проведение объективного справедливого НЕЗАВИСИМОГО суда с тщательным изучением материалов уголовного дела, всесторонней оценкой всех показаний свидетелей, с вынесением объективного решения! В судах забывается о презумпции невиновности, никто не гнушается фальсификацией доказательств, судьи не обращают внимание на противоречия в показаниях свидетелей и отсутствие доказательств. Для вынесения обвинительного приговора в г.Кирове достаточно предположений и домыслов со стороны свидетелей, а не объективных доказательств.
Уважаемый Владимир Владимирович! На кону жизнь и судьба человека, так и не признавшего своей вины, оставшегося не сломленным бездушной машиной Кировского «правосудия», с которой он пытается бороться до сих пор, доказывая свою невиновность. На кону жизнь его семьи, его несовершеннолетних детей. Как мне им объяснять, что в жизни есть справедливость? Как мне их воспитывать? Честными, порядочными, доверчивыми? Но не слишком ли высока плата за честность? Если бы муж, став руководителем предприятия, примкнул к непорядочной части коллектива и продолжал вести двойную бухгалтерию, подавал ложную информацию о прибыли предприятия в министерство здравоохранения, как это делал предыдущий директор, «сотрудничал» с коммерческим директором в его махинациях, в частности – не оформлял договора аренды предпринимателям, получая наличные себе в «карман», использовал служебный грузовой транспорт в личных целях без оформления документов, может и не произошло всего этого?
Киров ждет Вашего приезда! Я тоже жду Вашего приезда, ведь Вы оказали помощь и разобрались в деле О.Севастиди, ВЫ обратили внимание на работу сотрудников судебной системы г.Липецка в 2016г, Вы отреагировали на приговор в отношении Ильи Фарбера, сельского учителя, назвав его «вопиющим». Пожалуйста, помогите моей семье! В Вашей власти инициировать проверку законности судебных решений районного, областного суда. При необходимости могу предоставить материалы уголовного дела №1-47/17(59522).
С глубочайшим уважением и верой в Вас , семья Мамаевых.

Не молчи о проблеме! Расскажи о ней всем нажав на кнопки ниже:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • Одноклассники
Запись опубликована в рубрике Просьбы к Президенту с тэгами , , , . Тип записи permalink. Trackback'и закрыты, но вы можетеоставить комментарий.

Оставить комментарий

Ваш e-mail никогда не будет опубликован или передан третьим лицам. Обязательные поля отмечены *

*
*

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>