Помогите, пожалуйста, разобраться в моей ситуации.

Здравствуйте, уважаемый Владимир Владимирович! на решение Динского районного суда г. Краснодарского края по делу

№ 2-42/2017 (2-2467/2016) от 20 ноября 2017 года

20 ноября 2017 года судьей Динского районного суда Краснодарского края принято решение об удовлетворении исковых требований Архиповой Майи Станиславовны и Беляева Евгения Станиславовича к Хошабовой Рите Анатольевне о признании договора купли-продажи недействительным и применение последствий недействительности сделки в виде отмены регистрации автомобиля и включения его в наследственную массу, о признании договора дарения недействительным и применении последствий недействительности сделки в виде отмены регистрации и включения имущества в наследственную массу.

Признать договор – купли продажи автомобиля от 04.01.2016 года, заключенный между Беляевым С.П. и Хошабовой Р.А. недействительным.

Применить последствия недействительности сделки, путем отмены регистрации автомобиля «ВАЗ-111740 Калина», 2011 года выпуска, белого цвета, гос. номер Т 407 ВВ 123, и включить его в наследственную массу.

Признать договор дарения от 01 марта 2016 года домовладения и земельного участка, расположенных по адресу: РФ, Краснодарский край, Динской район, ст. Динская, пер. Гайдара, 2, заключенный между Беляевым С.П. и Хошабовой Р.А., недействительным.

Применить последствия недействительности сделки, путем отмены регистрации права собственности на выше указанную недвижимость в ЕГРП на недвижимое имущество и сделок с ним и включить его в наследственную массу.

Взыскать с Хошабовой Р.А. в пользу Архиповой М.С. и Беляева Е.С. судебные расходы, состоящие из государственной пошлины в размере 600 рублей.

Решение считаю необоснованным и незаконным в части:

Признания договора дарения от 01 марта 2016 года домовладения и земельного участка, расположенного по адресу: РФ, Краснодарский край, Динской район, ст. Динская, пер. Гайдара, 2, заключенный между Беляевым С.П. и Хошабовой Р.А., недействительным.

Применение последствий недействительности сделки, путем отмены регистрации права собственности на выше указанную недвижимость в ЕГРП на недвижимое имущество и сделок с ним и включить его в наследственную массу.

По следующим основаниям:

Правовым основанием для удовлетворения иска послужила ст. 166 Гражданского кодекса РФ, в соответствии с которой сделка, недействительна по основаниям установленным законом в силу признания ее таковой судом либо независимо от такого признания.

В основание вывода суда о том, что подпись в договоре дарения заключенном между Беляевым С.П. и Хошабовой Р.А. вероятно выполнено не Беляевым С.П., положено, по существу, единственное доказательство — заключение судебной почерковедческой экспертизы, содержащей такие же выводы.

В ходе судебного разбирательства было установлено, что Хошабова Рита Анатольевна и Беляев Станислав Павлович вместе проживали с 1998 года и вели общее хозяйство. Хошабова Рита Анатольевна досматривала пожилых родителей Беляева Станислава Павловича, а так же участвовала в похоронах родителей Беляева Станислава Павловича, однако официально брак между Хошабовой Ритой Анатольевной и Беляевым Станиславом Павловичем был зарегистрирован 10.06.2015 г. согласно свидетельства о заключении брака.

2015 году Беляеву Станиславу Павловичу был поставлен диагноз рак легких с метастазами в печень.

01 марта 2016 года осознавая серьезность болезни, Беляев Станислав Павлович настоял на том, чтобы подарить имущество, принадлежащее ему на праве собственности: домовладение и земельный участок, расположенный по адресу: РФ, Краснодарский край, Динской район, ст. Динская, пер. Гайдара, 2 своей супруге Хошабовой Рите Анатольевне.

На данный шаг Беляев Станислав Павлович был вынужден пойти в связи с тем, что между ним и его детьми Архиповой М.С. и Беляева Е.С. были не доверительные отношения. Он был признателен своей супруге Хошабовой Рите Анатольевне: Хошабова

Р.А. досматривала и участвовала в похоронах родителей Беляева С.П., так же Хошабова Р.А. ухаживала за Беляевым С.П., который был болен онкологическим заболеванием.

16 марта 2016 года Беляев Станислав Павлович скончался от онкологического заболевания. Похоронные мероприятия были организованны его супругой Хошабовой Р.А.

В ходе судебного процесса были допрошены свидетели:

Из показаний свидетеля Осипова Алика Николаевича было установлено, что Беляев Станислав Павлович в момент подписания договора дарения давал оценку своим действиям, более того перестал управлять автотранспортным средством за неделю до своей смерти.

Свидетели Полукаров Ю.Т., Осиповы, допрошенные в судебном заседании, пояснили, что Беляев С.П. ставил их в известность о дарении дома и земельного участка Хошабовой Р.А.

Свидетель Полукарова Л.П. в судебном заседании пояснила, что видела Беляева С.П. в первых числах февраля 2016 года, когда он ехал на своем автомобиле мимо магазина «Остапенко» и он ей говорил, что Риту не обидит.

Так же в судебном процессе были допрошены свидетели Фролова Т.Н., Рязанова В.С., Дутова И.С., Бабкина И.А., Габриелян П.Г., которые так же подтвердили прекрасные отношения между Беляевым С.П. и Хошабовой Р.А. и, что Беляев С.П. полностью отвечал за свои действия, но судом данные показания даже не были отражены в решение Динского районного суда Краснодарского края по «не понятным» причинам в прямом противоречии с п.4 статьи 67 ГПК РФ. Однако в нарушение диспозиции статьи 198 ГПК РФ п.4 данные доказательства не указаны судом в мотивировочной части Решения.

Так же по ходатайству Истцов в судебном заседание были допрошены свидетели Пилипенко Н.М., Пилипенко С.Д. и Бузукашвили Е.Д., которые пояснили, что знакомы с семьей Беляевых давно. Хошабова Р.А. помогала Беляевой А.Ф. по хозяйству так же помогал ухаживать за ее мужем (родители Беляева С.А.).

26 октября 2016 года по ходатайству представителей Истцов, судом была назначена судебная посмертная психолого-психиатрическая экспертиза в отношении Беляева С.П. на разрешения эксперта были поставлены следующие вопросы:

1. В каком психофизическом состоянии выполнена подпись в договоре дарения на дом, расположенного по адресу: РФ, Краснодарский край, Динской район, ст. Динская, пер. Гайдара, 2, от 11 марта 2016 года, заключенный между Беляевым С.П. и Хошабовой Р.А.?

2. Способен ли был Беляев С.П. в момент совершения сделки осознавать значение своих действий и руководить ими? Какое воздействие на психическое состояние Беляева С.П. оказывали процедуры и препараты, которые он принимал в связи с лечением от онкологического заболевания, в соответствии с медицинскими картами?

Ознакомившись с заключением комиссии экспертов от 16.01.2017 года № 10 первичной посмертной комплексной судебно психолого-психиатрической экспертизы

Беляева Станислава Павловича, были даны ответы на поставленные перед экспертами вопросами:

1. В каком психофизическом состоянии выполнена подпись в договоре дарения на дом, расположенного по адресу: РФ, Краснодарский край, Динской район, ст. Динская, пер. Гайдара, 2, от 11 марта 2016 года, заключенный между Беляевым С.П. и Хошабовой Р.А.? Ответ: данный вопрос сформулирован не корректно и не входит в компетенцию врачей судебной психиатрической экспертизы.

2. Способен ли был Беляев С.П. в момент совершения сделки осознавать значение своих действий и руководить ими? Какое воздействие на психическое состояние Беляева С.П. оказывали процедуры и препараты, которые он принимал в связи с лечением от онкологического заболевания, в соответствии с медицинскими картами? Ответ: Прием препаратов при лечении им при жизни онкологического заболевания не могли оказывать существенного влияния на психическое состояние Беляева С.П. и на момент подписания договора дарения, а именно 01.03.2016 года мог понимать значение своих действий и руководить ими.

Выше указанная психолого-психиатрическая экспертиза Беляева Станислава Павловича дала развернутый ответ на самый главный вопрос, но по каким, то не понятным соображениям судья поставила данную экспертизу проведенную высоко квалифицированными экспертами под сомнения и приняла повторное ходатайство от представителя Истцов о назначении повторной судебной посмертной психолого-психиатрической экспертизы в отношении Беляева.

Медицинские документы, представленные на экспертизу явились основанием для вывода экспертов о вменяемости как в момент заключения оспариваемого договора дарения, так и по настоящее время, ввиду его заболевания. По своему процессуальному статусу данные документы являются ничем иным, как доказательствами (ст. 55 ГПК РФ).

Однако судом в нарушение п.4 статьи 67 ГПК РФ не приведено мотивов, по которым суд в результате оценки не принял данные доказательства.

Возникает ? почему суд, если поставил под сомнения вышеуказанную экспертизу не направил в органы следствия материал для проверки состава преступления предусмотренного ст. 307 УК РФ в отношении специалистов проводимых экспертизу.

Повторная экспертиза была поручена экспертам «Федерального медицинского исследовательского центра психиатрии и наркологии им. В.П. Сербского Минздрава России».

На разрешения эксперта были поставлены следующие вопросы:

1. Способен ли был Беляев С.П. в момент совершения сделки заключенной между Белевым С.П. и Хошабовой Р.А., 11.03.2016 года (согласно материалам гр. дела, дата оформления сделки — 01.03.2016 г. осознавать значения своих действий и руководить ими?

2. Какое воздействие на психофизическое состояние Беляева С.П. оказали процедуры и препараты, которые он принимал связи с лечением онкологического заболевания, в соответствии с медицинским картами ?

3. Определить индивидуальные психические особенности Беляева С.П. в момент совершения сделки, заключенной между Беляевым С.П. и Хошабовой Р.А. 11.03.2016 года согласно материалам гр. дела, дата оформления сделки — 01.03.2016 г. ?

Ознакомившись с заключением комиссии экспертов от 27.06.2017 года № 230/з повторной посмертной судебной комплексной психолого-психиатрической экспертизой были даны следующие ответы поставленные перед экспертам ?

1. Способен ли был Беляев С.П. в момент совершения сделки заключенной между Белевым С.П. и Хошабовой Р.А., 11.03.2016 года (согласно материалам гр. дела, дата оформления сделки — 01.03.2016 г. осознавать значения своих действий и руководить ими? Ответ: По своему психическому состоянию указанный юридически значимый период перед оформлением договора дарения от 01.03.2016 года Беляев С.П. мог понимать значение своих действий и руководить ими!

2. Какое воздействие на психофизическое состояние Беляева С.П. оказали процедуры и препараты, которые он принимал связи с лечением онкологического заболевания, в соответствии с медицинским картами ? Ответ: Анализ материалов гражданского дела и медицинской документации позволяет сделать вывод о том, что применявшиеся в связи с лечением от онкологического заболевания процедуры и лекарственные препараты (в том числе кеторол и трамадол) назначались Беляеву С.П. в терапевтических дозах и не оказали на его психическое состояние в период оформления договора дарения от 01.03.2016 года, он Беляев С.П. мог понимать значение своих действий и руководить ими!

3. Определить индивидуальные психические особенности Беляева С.П. в момент совершения сделки, заключенной между Беляевым С.П. и Хошабовой Р.А. 11.03.2016 года согласно материалам гр. дела, дата оформления сделки — 01.03.2016 г. ? Ответ: в объективных данных медицинской документации содержаться сведения о том, что в период, непосредственно приближенный к юридически значимому, Беляев С.П. обнаруживал признаки некоторого когнитивного снижения, однако каких – либо выраженных признаков нарушений в когнитивной, эмоциональной — волевой и личностный сферах в период, интересующий суд (оформление договора дарения от 01.03.2016 года у Беляева С.П. не выявлялось!

Но судья Динского районного суда Краснодарского края Дубовик С.А. в решение суда по делу № 2-42/17 указывает искаженные данные, которые противоречат выводам эксперта.

Таким образом, с точки зрения законности и обоснованности отсутствует тождество информации по выводам эксперта зафиксированной в материалах дела и в судебном решении. Что не находится под интересами законности с учетом положений статьи 2 ГПК РФ. Оценка доказательств судом находится в прямом противоречии со статьей 67 ГПК РФ п.1 п.4.

03 августа 2017 года по ходатайству представителей Истцов, судом была назначена судебная почерковедческая экспертиза без допроса главного свидетеля нотариуса Жихаревой Л.В., что грубо противоречит действующему Законодательству Р.Ф.

Судебная почерковедческая экспертиза была поручена ООО «НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ЦЕНТР НЕЗАВИСИМЫХ ЭКСПЕРТИЗ».

Ознакомившись с материалами экспертизы: экспертом указаны предположения, подпись в договоре дарения заключенный между Беляевым С.П. и Хошабовой Р.А. ВЕРОЯТНО выполнено не Беляевым С.П. Так же были выявлены грубейшие нарушения в выше указанной экспертизы:

1.По делу исследовалась недостаточно подписей Беляева С.П. Не исследовалась подпись Беляева С.П в заявлении в отдел ЗАГСА и в других документах подписанными ранее Беляевым С.П.

Как следует из п. 1 ст. 85 ГПК РФ, регламентирующей обязанности и права эксперта, в случае, если материалы и документы недостаточны для проведения исследований и дачи заключения, эксперт обязан направить в суд, назначивший экспертизу, мотивированное сообщение в письменной форме о невозможности дать заключение.

Эксперт обеспечивает сохранность представленных ему для исследования материалов и документов и возвращает их в суд вместе с заключением или сообщением о невозможности дать заключение.

Пункт 2 ст. 85 ГПК РФ содержит запрет на самостоятельный сбор экспертом материалов для проведения экспертизы.

Право эксперта просить суд о предоставлении ему дополнительных материалов и документов для исследования закреплено пунктом 3 ст. 85 ГПК РФ.

2.Несмотря на то, что эксперт в явном виде обошел вопрос о наличии онкологической болезни, никаких исследований возможных изменений болезнью не проведено. Следует выяснить вопрос о возможном влиянии заболевания, которое могло повлиять на письменно – двигательную функцию можно только путем отдельного вынесения на рассмотрение комплексной экспертизы с участием специалиста-психиатра.

3. Несмотря на то, что на экспертизу были представлены образцы подписи Беляева С.П. , эксперт не указал датировки отобранных для исследования образцов. В то же время, как следует из описания представленных образцов, время их исполнения сильно варьирует, а возможный характер изменения почерка Беляева С.П. за это время никак не исследован. В этой связи представляется более логичным исследовать самые поздние по времени исполнения образцы, которые могли бы быть затребованы дополнительно, например, подпись Беляева С.П. в пенсионной ведомости, подпись в заявлении в отдел ЗАГС

4. Уделив детальное внимание различающимся признакам, эксперт полностью обошел вопрос о наличии совпадающих признаков и их весомости. В то же время различающиеся признаки, указываемые экспертом, по характеру проявления являются частичными,

приблизительными, вследствие чего мало информативны, и могут быть объяснены естественными различиями подписей.

5. Вызывает сомнение указанная экспертом степень выработанности исследуемой подписи выше средней, при том, что одновременно с этим эксперт указывает на замедление темпа и нарушение координации движений.

6. Описывая общие признаки выполнения подписи, эксперт обошел вниманием такие важные признаки, как: — размещение подписи в документе относительно бланковой строки, относительно текста и относительно центра документа (эти признаки наиболее устойчивы и не менее важны, чем частные признаки); — форма основания подписи; — форма подписи. Таким образом, фактически исследована только половина общих признаков.

7. Эксперт использует неупотребительные и не имеющие отношения к делу термины, такие как «гладкость штрихов» — не применяемый в отношении к плоским документам; «завитковая» форма движения, и т.п.

8. Эксперт исследовал лишь отдельные частные признаки, никак не обосновывая принципы отбора именно их, что оставляет впечатление незаконченной работы. Но даже отобранные признаки прослежены экспертом не во всех отобранных для исследования подписях.

9. В первой части исследования эксперт указывает на признаки выполнения подписи в необычных условиях. При этом не приводятся фотографии с разметкой соответствующих признаков.

10. Вопрос о том, выполнены ли все представленные образцы одним и тем же лицом, не исследован вообще.

11. Эксперт не мог полноценно выполнить судебно – почерковедческую экспертизу без показаний главного свидетеля нотариуса Динского нотариального округа Краснодарского края Л.В. Жихаревой.

Однако судом полностью проигнорированы данные юридически значимые обстоятельства по делу и в вынесенном судебном акте им не дается никакой надлежащей правовой оценки. Что противоречит пункту 2 статьи 67 ГПК РФ

После чего мною было заявлено ходатайство о назначении повторной судебной почерковедческой экспертизы, но по не понятным для меня причинам мне было отказано, тем самым нарушив грубо мое право на правосудие (статья 12 ГПК РФ).

При этом суд не обосновал, по каким критериям соответствия диспозиции статьи 87 п.2 ГПК РФ отказывает в ходатайстве с точки зрения законности причин. Что противоречит пункту 4 Статьи 67 ГПК РФ

17 ноября 2017 года была допрошена нотариус Жихарева Л.В., которая подтвердила, что Беляев С.П. мог понимать значение своих действий и руководить ими, и подписывал договор дарения лично Беляев С.П.

Нотариус пояснила (объяснения в деле) что всегда при заключении сделки разъясняет сторонам ее последствия и существенные условия, в частности, в случае если договор заключает пожилой человек, она разъясняет отличие завещания от договора дарения, пожизненного содержания. При заключении договора дарения, разъясняет безвозмездность договора и последствия перехода права собственности. Она не говорила, что при заключении оспариваемого договора сделала, какое либо исключение. Очевидно, нотариус действовала, согласно, инструкции о проведении нотариальных действий, что и подтвердила в судебном заседании.

Для получения любыми документами и предметами статуса доказательств они должны быть в установленном законом порядке приобщены к материалам дела (а именно, посредством обсуждения в судебном заседании вопроса об их приобщении и вынесения судом соответствующих протокольных определений (ст. 166, ГПК РФ); при этом участникам процесса должна быть предоставлена возможность ознакомления с ними и возможность высказать свое мнение относительно приобщения данных доказательств или их копий к материалам дела (п. 1 ст. 35 ГПК РФ). Любой иной порядок появления в деле доказательств исключает возможность для суда ссылаться на них в обоснование своих выводов (п. 2 ст. 55 ГПК РФ).

Таким образом, заключение судебной почерковедческой экспертизы в отношении Беляева С.П. было получено судом с нарушением норм действующего процессуального законодательства и, в силу части 2 статьи 55 ГПК РФ, не могло быть положено в основу оспариваемого Решения суда.

В решении суда в нарушение диспозиции п.4 статьи 67 ГПК РФ не приведены мотивы, по которым суд принял данные доказательства в качестве средств обоснования выводов суда, отверг доказательства психолого-психиатрической экспертизы и отдал предпочтение одним доказательствам перед другими с точки зрения законности их предпочтения.

Согласно ст. 432 ГК РФ договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

Таким образом, все принятые во внимание факты, которые суд посчитал установленными и учитывал при удовлетворении иска, не доказаны и не соответствуют действительности.

Судом не дана оценка доказательств с точки зрения их логической взаимосвязи на предмет того каким образом подпись в договоре дарения ВЕРОЯТНО не Беляева С.П. полагаясь на заключении почерковедческой экспертизы основанной на предположениях, на фоне совокупности доказательств объективной вменяемости лица и свободы волеизъявления установленной свидетельскими показаниями, ДВУМЯ! экспертными заключениями и показаниями нотариуса Жихаревой Л.В. Что противоречит пункту 3 статьи 67 ГПК РФ «Суд оценивает относимость,

допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности».

Согласно ст. 572 ГК РФ по договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом.

В этой связи, полагаем, что имеющиеся противоречия в фиксации доказательств по разному в разных судебно-процессуальных документах без надлежащей судебной оценки являются основанием для отмены решения суда ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела.

На основании изложенного и в соответствии со ст. 320 и ст. 328 ГПК РФ,

ПРОШУ

Решение судьи Динского районного суда Краснодарского края № 2-42/2017 (2-2467/2016) от 20 ноября 2017 года отменить.

Принять новый судебный акт, в котором отказать Архиповой Майи Станиславовне и Беляеву Евгению Станиславовичу в исковых требованиях к Хошабовой Рите Анатольевне о признании договора дарения недействительным и применении последствий недействительности сделки в виде отмены регистрации и включения имущества в наследственную массу.

Приложение:

1. Копия апелляционной жалобы по числу лиц участвующих в деле;

2. Копия предварительной апелляционной жалобы;

Представитель адвокат Мамиконян М.А.

Не молчи о проблеме! Расскажи о ней всем нажав на кнопки ниже:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • Одноклассники
Запись опубликована в рубрике Жалобы президенту с тэгами . Тип записи permalink. Trackback'и закрыты, но вы можетеоставить комментарий.

Оставить комментарий

Ваш e-mail никогда не будет опубликован или передан третьим лицам. Обязательные поля отмечены *

*
*

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>