По факту фальсификации дела на несовершеннолетнего по ст. 228.1

Уважаемый Владимир Владимирович!

Мне остается уповать только на Вас и на Бога, так как в правоохранительные инстанции я с адвокатом уже неоднократно обращалась! Я являюсь непосредственным свидетелем и жертвой происходящего беззакония в нашей правоохранительной системе! Раньше я думала, что подобное происходит только в кино, а теперь столкнулась с этим напрямую! И как выяснила, это проблема многих невинных граждан, в том числе несовершеннолетних и пожилых, которые незаслуженно получают тюремные наказания на годы!!!
Прошу честного и непредвзятого отношения к судьбе моего сына, Ярошевского Антона Михайловича, 20.02.2001 г.р., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст. 30 п. «г» ч. 4 ст.228. 1 УК РФ. Уголовное дело № 11802450040000105.
Одним из увлечений моего сына, как и многих детей, являлся компьютер и очень популярные в нашей стране квестовые игры.
За две недели до задержания Антон устроился на работу курьером через социальную сеть Telegram для самостоятельного зарабатывания денег на карманные расходы.
Днем 07.12.2018 года мой несовершеннолетний сын, Ярошевский Антон Михайлович, был задержан в районе 116 дома по Каширскому шоссе сотрудниками полиции Савичевым А.В. и Кныш Е.Н. Отдела МВД России по району Орехово-Борисово Южное г. Москвы. Без присутствия законных представителей несовершеннолетнего, без понятых и свидетелей у него был изъят телефон, проведен досмотр телефона и обыск его самого, а также из телефона задержавшими его сотрудниками полиции была удалена информация по переписке с работодателем, что в данном случае является ключевой уликой в его оправдание. Примерно в 13 часов 07.12.18 у моего сына был изъят полиэтиленовый пакет с его рабочей корреспонденцией, который забрали задержавшие его сотрудники полиции. Что находилось внутри квестовой корреспонденции, несовершеннолетнему ребенку было неизвестно, что подтверждается приложенной к делу перепиской с работодателем!
При изъятии «кладов» эксперт-криминалист удалялась с изъятым «кладом» в свой микроавтобус, и все ее действия, в том числе, последующая упаковка в конверты, проводились без понятых, свидетелей и без меня, как законного представителя несовершеннолетнего ребенка, непосредственно в машине, что было для меня шоком. Я с ужасом осознавала творящийся на моих глазах факт фальсификации уголовного дела сотрудниками правоохранительных органов. Протоколы по изъятиям на местах не составлялись, а были даны нам на подпись только на следующий день опять без присутствия понятых и свидетелей и с некорректными формулировками. От подписи данных протоколов я отказалась, и подписывать их несовершеннолетнему ребенку запретила.
Дальнейший допрос моего несовершеннолетнего сына велся в течение нескольких часов на улице, на морозе, без ведения протокола. Далее моего сына с места фактического его незаконного задержания перевезли в район метро Домодедовская, на место «якобы задержания», и это «второе» задержание проходило тоже без понятых, без ведения протокола, его законных представителей и без видеофиксации. Мне сообщили о его задержании только в 16.20 по телефону. Понятые были доставлены лишь к 18 часам, когда состоялся уже третий обыск в моем присутствии. Все, изъятое у сына ранее, частично опять оказалось у него в карманах.
В целом доследственные действия длились более 15 часов – с 13 часов 07.12.2018 до 4 часов утра 08.12. 2018. Все это время мой сын находился без воды, пищи, тепла и сна, что, безусловно, оказывало на него моральное давление с целью, чтобы он признал себя виновным в распространении наркотиков, которые полицейские якобы обнаружили в его вещах и одежде. При этом я сразу обратила внимание: предметы при обыске доставались из правых карманов куртки, а мой сын – левша и правыми карманами не пользуется. Таких нестыковок и откровенных подлогов на этом первом этапе доследственных действий было множество (более подробные сведения прилагаются).
Дальше началась чехарда со свидетелями, которые путались в своих показаниях при подписании протоколов.
На работодателя сотрудники полиции выйти отказались, хотя мой сын неоднократно указывал им на то, что тот находится на постоянной связи в социальной сети, и есть возможность сразу на него выйти. Тем не менее, сотрудники Отдела МВД РФ по району Орехово-Борисово Южное г. Москвы данное предложение проигнорировали, и документально этот факт никак в деле не отражен. У следователя Следственного Комитета Константина Александровича Харламова предложение о контакте с работодателем вызывало только возмущение и раздражение.
Более того, при моем отказе подписывать протоколы из-за их некорректных формулировок в адрес меня и моего сына прозвучала открытая угроза от сотрудника Отдела МВД РФ по району Орехово-Борисово Южное г. Москвы младшего лейтенанта юстиции Родимова Николая Викторовича, составлявшего данные протоколы: «Последующие двадцать лет будете об этом очень жалеть!».
На наши неоднократные обращения к Прокурору Нагатинской межрайонной прокуратуры, советнику юстиции Жадану Дмитрию Викторовичу мы получали лишь ухмылки и оскорбления в адрес моего сына о том, что он каждый день занимается наркоманами и педофилами и вникать в дело моего сына не обязан! А ребенок наркотических средств, алкоголя и табачных изделий никогда не употреблял, был неоднократным призером Москвы по многоборью.
Все заведомо обвинительные нестыковки в деле моего сына, Ярошевского Антона Михайловича, даю в приложении.
Дальнейший сценарий по делу моего сына таков: НИ ОДНОГО СЛЕДСТВЕННОГО ДЕЙСТВИЯ за период нахождения Антона в СИЗО уже в течение ПЯТИ месяцев не производилось!
На предварительном слушании в Нагатинском районом суде судьей Филатовым были отклонены требования адвоката о возвращении дела на доследование в связи с грубейшими нарушениями норм законодательства и права!
Очевидно, если суд будет ограничиваться в своих решениях в качестве доказательств показаниями сотрудников правоохранительных органов, не имея серьезной доказательственной базы, ожидать справедливого судебного вердикта моему сыну, нашей семье ожидать не приходится.
Решение Президента России В.В. Путина от 12.06.19 освободить от занимаемой дoлжности генерал-майора полиции Девяткина Юрия Владимирoвича, начальника управления по контролю за оборотом наркoтиков Главного управления МВД РФ по г. Москве объективно указывает на то, что руководство МВД, по чьему представлению был уволен Ю.В. Девяткин, признало наличие системных причин недостатков в работе своего ведомства. Нашей семье, пострадавшей от аналогичного беззакония, остается все же надеяться, что начнут предприниматься системные действия по их устранению, и мой сын, Ярошевский Антон Михайлович, окажется на свободе.
Уважаемый Владимир Владимирович! Разберитесь, пожалуйста! Надежда только на Вас!

Приложение: 1. Пояснительная записка по фактам нарушений
на 8 л. в 1 экз.

Я.В. Ярошевская

Приложение
От Ярошевской Яны Вадимовны
Проживающей по адресу: 109147, г. Москва,
ул. Марксистская, д. 5, кВ. 434
Контактный телефон: +7 (985) 774-71-74,
Адрес эл. почты: yaroshevskaya_yv@vosvod.info
Пояснительная записка по фактам нарушений
В производстве Нагатинского районного суда г.Москвы находится уголовное дело по обвинению моего сына, Ярошевского Антона Михайловича (20.02.2001 г.р.) в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст. 30 п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ. Уголовное дело №11802450040000105.
В середине ноября 2018 года мой несовершеннолетний сын, Ярошевский Антон Михайлович, был втянут в квест.
Предварительное расследование проведено с грубейшими нарушениями уголовно-процессуального кодекса.
По факту задержания моего сына:
Эпизод 1.
Ярошевский Антон Михайлович, будучи несовершеннолетним, был задержан сотрудниками полиции Отдела МВД России по району Орехово-Борисово Южное г. Москвы днем 07.12.2018 г. (из связи он пропал в 13 часов). Без присутствия законных представителей несовершеннолетнего, без понятых и свидетелей у него был изъят телефон, был проведен досмотр телефона и обыск его самого, из телефона сотрудниками полиции Отдела МВД России по району Орехово-Борисово Южное г. Москвы была удалена информация по переписке с квестовым работодателем.
По факту несоответствия информации указанного в деле адреса и адреса, фигурирующего в переписке с работодателем:
Телефон у несовершеннолетнего Ярошевского Антона Михайловича был изъят без понятых, свидетелей и законного представителя при первом задержании. Часть информации, показывающей, что клад, поднятый несовершеннолетним Ярошевским Антоном Михайловичем, был не по одному адресу и в гораздо большем количестве, была удалена сотрудниками правоохранительных органов. Сотрудники правоохранительных органов, удаляя информацию, сконцентрировались на количестве корреспонденции в поднятом кладе — 30 штук (30 штук которые проходят по делу: 16 штук разложенных по нижеуказанным адресам, а 14 штук, положенные сотрудниками правоохранительных органов в правый внешний нижний карман куртки + 1 штука во внутреннем левом верхнем кармане (о котором, Ярошевский Антон Михайлович, по собственным пояснениям при понятых — забыл в машине указать сотрудникам правоохранительных органов). Сотрудники правоохранительных органов, удалившие до этого информацию, не обратили внимания на тот факт, что адрес, который они велели назвать, несовершеннолетнему Ярошевскому Антону Михайловичу не совпадает с адресом, который они оставили нетронутым в переписке с работодателем.

Адрес, указанный в переписке с работодателем, где Антон забрал клад 06.12.2018 г., в количестве 30 штук: г. Москва, ул. Голубинская, д.15/10. За домом, справа по дороге вниз, дерево.
В деле указан другой адрес: Чечеринский проезд, вблизи дома 2, корп. 28.

Адрес задержания, указанный в деле: вблизи Каширского шоссе, д.116, корп. 1.
Адреса, указанные в деле, где этот клад был разложен в течение дня 07.12.2018 г.:
г. Москва, Каширское шоссе, д. 116, корп. 1, стр. 2;
г. Москва, ул. Шипиловская, д. 36, корп. 2;
г. Москва, Борисовский проезд, д. 36, корп. 4;
г. Москва, Ореховый бульвар, д. 23, корп. 2;
г. Москва, Ореховый бульвар, д. 25;
г. Москва, Борисовский проезд, д. 36, корп.1;
г. Москва, Ореховый бульвар, д. 14, корп. 2;
г. Москва, ул. Воронежская, д. 3;
г. Москва, ул. Воронежская, д. 3, стр.3;
г. Москва, ул. Воронежская, д. 1/37;
г. Москва, ул. Генерала Белова, д. 43, корп. 2;
г. Москва, Борисовский проезд, д. 44, корп.1;
г. Москва, ул. Генерала Белова, д. 49, корп. 2;
г. Москва, ул. Генерала Белова, д. 29, корп. 2, стр. 2;
г. Москва, Каширское шоссе, д. 110, корп. 2, стр. 4;
г. Москва, Ореховый бульвар, д. 12, корп. 2.

Эпизод 2. Без законного представителя несовершеннолетнего, понятых и свидетелей, велся допрос несовершеннолетнего Ярошевского Антона Михайловича в течение нескольких часов на улице, на морозе, без ведения протокола. Доследственные действия проводились на улице в зимнее морозное время с 13 часов 07.12.2018 до 4 часов 08.12.2018г. и длились более 15 часов. Все это время мой сын, несовершеннолетний Ярошевский Антон Михайлович находился без воды, пищи, тепла, что, безусловно, оказывало моральное давление на ребенка с целью, чтобы он признал себя виновным. Далее, доследственные действия продолжились в Отделе МВД России по району Орехово-Борисово Южное г. Москвы и длились в общей сложности более 30 часов. Все это время мой сын, несовершеннолетний Ярошевский Антон Михайлович удерживался без воды, пищи, отдыха и сна, а также, ему было отказано в возможности телефонной связи. Данный момент также является фактом давление с целью его признания себя торговцем наркотиков.
Прошу зафиксировать факт организации пыток и давления сотрудниками полиции Отдела МВД России по району Орехово-Борисово Южное г. Москвы на задержанного несовершеннолетнего ребенка путем воздействия через голод, холод, усталость, отсутствие питьевой воды в течение 30 часов!
Эпизод 3. Мне сообщили о задержании моего несовершеннолетнего сына, Ярошевского Антона Михайловича в районе 16.30 по телефону. На станцию метро Домодедовская я прибыла через час. Меня встретил человек в штатском на неслужебном легковом автомобиле и сообщил еще до официального изъятия, экспертизы и следственных действий, то есть без законных обоснований, что мой сын задержан за распространение наркотиков.
Эпизод 4. Задержание и незаконный обыск моего сына, несовершеннолетнего Ярошевского Антона Михайловича происходило примерно в 13 часов 07.12.2018 без понятых и законного представителя несовершеннолетнего. Далее, мой сын был перевезен с места фактического, незаконного задержания в район метро Домодедовская, на место «якобы задержания», второе задержание происходило без понятых, без ведения протокола и без законного представителя несовершеннолетнего и без видеофиксации. Понятые были доставлены только в 18 часов, когда состоялся уже третий обыск при понятых и при мне, законном представителе несовершеннолетнего.
Эпизод 5. Обращаю особое внимание, что я являюсь свидетелем доставки понятых в районе 18 часов. В дальнейшем, при проведении следственных мероприятий на опросе понятые заявляли, о том, что время составления протоколов им неизвестно, содержание протоколов им неизвестно, они их подписывали, не читая, адреса по проведению доследственных мероприятий сообщить не смогли. Поэтому, содержание протоколов подвергается сомнению, так как понятые, подписывали протокол не читая.
Эпизод 6. Обращаю особое внимание, что во время фактического задержания моего сына, несовершеннолетнего Ярошевского Антона Михайловича без понятых, примерно в 13 часов 07.12.2018 у моего сына был изъят полиэтиленовый пакет с квестовой корреспонденцией и забран сотрудниками полиции Отдела МВД России по району Орехово-Борисово Южное г. Москвы. При процедуре обыска моего сына, несовершеннолетнего Ярошевского Антона Михайловича при моем участии и участии понятых состоялось в районе 18 часов 07.12.2018г.
Эпизод 7. Вновь обращаю внимание, что изъятое частично оказалось опять у моего сына, несовершеннолетнего Ярошевского Антона Михайловича уже в карманах. Данный факт прошу зафиксировать как инсинуацию, сфабрикованную с целью оговорить моего сына. Данный факт прошу зафиксировать, как преступление правоохранительных органов Отдела МВД России по району Орехово-Борисово Южное г. Москвы с использованием служебного положения.
Эпизод 8. Далее рассмотрим процедуру обыска, свидетелем которого я являюсь. Процедура третьего обыска, началась в районе 18 часов. Моего несовершеннолетнего сына, Ярошевского Антона Михайловича, два человека в форме, распяли е на морозе перед багажником автомобиля полиции, один из них держал двумя руками за правую руку, другой двумя руками за левую руку. Сам процесс обыска заслуживает пристального внимания, так как последовательность изъятия предметов говорят о том, что они были положены в карманы только что и не моим сыном. Первым обыскивался внешний правый нижний боковой кармана куртки. Последовательность изъятия из данного кармана:
1. Сотрудником было извлечено 14 предметов черного цвета.
2. Ключи
3. Аккумуляторная батарея для телефона.
Вторым обыскивался левый внешний нижний боковой карман куртки. Из кармана достали четыре перчатки.
Эпизод 9. Теперь, особое сообщение: мой сын является левшой, и правым карманом не пользуется, это является доказательством того, что предметы в карманы раскладывал не мой сын! Обычно, он держит ключи в левом кармане, а перчатки на левую руку в левом кармане, а на правую руку в правом кармане!
Третьим обыскивался внутренний левый верхний карман куртки моего сына. Из него был извлечен один черный предмет и кошелек. При изъятии данного свертка было явное удивление на лицах сотрудников полиции. Антон пояснил: «об этом свертке забыл Вам в машине сообщить!».
Эпизод 10. Два свертка были вскрыты при мне и понятых и переданы на экспертизу. Остальные 13 были упакованы в белый конверт и были отнесены экспертом в машину-лабораторию, после чего мой несовершеннолетний сын Ярошевский Антон Михайлович заявил о желании помочь следствию и показать места, где находятся еще 16 «кладов». Однако, по непонятной мне причине, факт сотрудничества со следствием никак в деле не зафиксирован и не оформлен не оперативными сотрудниками, Отдела МВД России по району Орехово-Борисово Южное г. Москвы не Следователем Следственного Комитета Харламовым Константином Александровичем.
Эпизод 11. В момент изъятия данных свертков протоколы на местах не составлялись. Изъятые свертки экспертом уносились в микроавтобус сразу после изъятия и фотографирования, и были предъявлены мне и понятым на подпись уже после изъятия всех 16 свертков по адресам.
Эпизод 12. Свертки были упакованы в белые конверты в микроавтобусе без присутствия понятых и меня, как законного представителя и моего сына, несовершеннолетнего Ярошевского Антона Михайловича.
Эпизод 13. По тому, как мой сын, несовершеннолетний Ярошевский Антон Михайлович рассказывал о своих действиях, мне стало понятно, что с ним уже был проведен допрос и оказано давление. Информацию он рассказывает повторно и откорректированно. Также было понятно, что его предложение о помощи следствию прозвучало для сотрудников, тоже, не в первый раз и было проигнорировано неоднократно!
Эпизод 14. Не смотря на то, что мой сын, несовершеннолетний Ярошевский Антон Михайлович в моем присутствии указывал на то, что работодатель находится на постоянной связи в соц.сети и есть возможность на него выйти сразу. Тем не менее, сотрудники Отдела МВД России по району Орехово-Борисово Южное г. Москвы данный факт проигнорировали и документально этот факт, почему-то, никак не отражен в деле. У следователя Следственного Комитета Харламова Константина Александровича предложение о контакте с работодателем вызывало раздражение и возмущение.
Эпизод 15. Моего несовершеннолетнего сына, Ярошевского Антона Михайловича, без предъявления ему обвинения, и без полученного согласия от него, а также от законного представителя на проведение следственных мероприятий в вечернее и ночное время — отвезли на медицинскую экспертизу, которая показала, что он никогда наркотиков не употреблял. Результаты экспертизы на наличие наркотических средств в организме моего сына, несовершеннолетнего Ярошевского Антона Михайловича — отрицательные. Экспертиза была проведена 08.12.2018 в 04.40. Наше согласие на проведение следственных мероприятий в вечернее и ночное время получено 08.12.2018 г. после 22.00 и под предлогом, что это разрешение необходимо оформить для доставки моего несовершеннолетнего сына, Ярошевского Антона Михайловича в ИВС «Зябликово» ночью, не дожидаясь утра. По факту он был туда доставлен 09.12.2018г. в районе 9 часов утра.
Эпизод 16. На мои неоднократные заявления о том, что несовершеннолетнего ребенка нельзя более 5 часов задерживать без воды, пищи, отдыха для проведения доследственных и следственных действий, звучал ответ: «вас не в клетке держат». На мой вопрос можем ли мы с моим несовершеннолетним сыном, Ярошевским Антоном Михайовичем покинуть помещение под мою расписку о том, что в указанное время, по необходимому адресу несовершеннолетний ребенок будет доставлен мной для дачи показаний, объяснений и для проведения дальнейших следственных мероприятий, я получала категорический отказ.
Эпизод 17. Протоколы по 16 адресам изъятия свертков составлялись сотрудниками на следующий день 8 декабря в Отделе МВД России по району Орехово-Борисово Южное г. Москвы с некорректными формулировками и попытками оговорить и оболгать моего несовершеннолетнего сына, Ярошевского Антона Михайловича. Мне и моему сыну на подпись протоколы принесли в комнату, где нас держали, уже в 8 часов утра. Понятые в это время отсутствовали. Данные протоколы я подписывать отказалась и запретила это сделать сыну.
Эпизод 18. При моем отказе подписывать данные протоколы из-за их некорректных формулировок, последовали угрозы со стороны сотрудника Отдела МВД России по району Орехово-Борисово Южное г. Москвы младшего лейтенанта юстиции Родимова Николая Викторовича, составлявшего данные протоколы, заявил следующее, в грубой хамской форме: «Последующие 20 лет будете об этом очень жалеть!». Расцениваю это, как прямую угрозу!
Эпизод 19. Запрошенный мной видеоматериал с камер городского видеонаблюдения в деле отсутствует, из-за нарушений при составлении протоколов, даты и время в них не соответствуют действительности, так как данный видео материал четко фиксирует все нарушения работников полиции Отдела МВД России по району Орехово-Борисово Южное г. Москвы.
Эпизод 20. Неполнота расследования следователя Следственного Комитета Харламова Константина Александровича, заключается в невыполнении следствием необходимых следственных действий, в частности, в выемке с носителей информации с камер наблюдения, незаконного оформления и задержания без понятых, законного представителя, и, как следствие, неверного указания времени начала задержания (время в протоколе задержания указано на сутки позже). Протокол задержания и соответственно уведомление прокурора об этом датировано 8 декабря 2018 года в 20 часов 50 минут, хотя фактическое задержание было осуществлено 07.12.2018 в районе 13 часов. Последний протокол осмотра места происшествия датирован 8 декабря в 04.15. Почему не был составлен протокол задержания в установленные законом сроки? Органам предварительного следствия потребовалось более 30 часов, что бы оформить необходимый протокол задержания несовершеннолетнего ребенка!
Эпизод 21. После возвращения из лаборатории были составлены документы на обыск места проживания моего несовершеннолетнего сына, Ярошевского Антона Михайловича с применением служебной собаки. На обыск выехала команда из 6 человек и 1 собаки. На мою просьбу о приглашении понятых не из нашего дома, мне было отказано, Сотрудники, наоборот, разбудили содей со всех этажей в ночное время. Обыск по адресу проживания: г. Москва, ул. Земляной вал, дом 65 кв.39 проходил 09.12.2018 г. с 02 часов 58 минут до 03 часов 50 минут. Ничего запрещенного при обыске обнаружено не было! Бригада с собакой удалилась.
Эпизод 22. Одной из составляющих уголовного дела является такой элемент как субъективная сторона преступления, наличие умысла. Если нет доказательств, характеризующих субъективную сторону преступления, а их нет в данном уголовном деле — не о чем говорить. Ни один из свидетелей не указывает на этот факт. В приобщенной к материалам уголовного дела переписке между Ярошевским Антоном Михайловичем и организаторов квестов, отсутствует информация о содержимом так называемых кладов. Как поясняет, сам Ярошевский Антон Михайлович в своих допросах ни о каких запрещенных препаратах речь вообще не шла, а более он ни с кем за указанный период на эту тему не общался.
Эпизод 23. В материалах уголовного дела не предъявлено ни одного доказательства того, что содержимое вообще вскрывалось моим подзащитным, нет экспериментальных доказательств нахождения именно этого вещества на руках Ярошевского Антона Михайловича (смывы с рук не производились, как это делается при расследовании данной категории дел). Свидетель Щербаков, выезжавший на все изъятия по 16 адресам, на которые добровольно указал несовершеннолетний Ярошевский Антон Михайлович, на очной ставке 8 декабря заявил- « что было внутри изъятого- видно не было, так как содержимое было перетянуто черной изолентой».
Эпизод 24. В деле зафиксировано законным представителем вопиющее нарушение процессуальных норм, как безобразное оформление протоколов. Протоколы не оглашались и их содержание (на то время) не известно, что является также нарушением права на защиту, что лишает права возражать против предъявленного обвинения.
Эпизод 25. Почему следователь не придал значения грубейшим нарушениям норм закона, упрекая в предвзятости и неправоте законного представителя, если Ярошевский Антон Михайлович сам добровольно высказался за содействие следствию и сам показал все 16 адресов. Ведь кому, как не ему в данном случае нужна объективность!
Эпизод 26. Согласно статье 220 УПК РФ, в обвинительном заключении следователь, наряду с другими обстоятельствами, обязан привести перечень доказательств, подтверждающих обвинение, в данном случае мы видим лишь хронологию событий, без анализа того материала, который получен. В обвинительном заключении мы видим перлы-« Ярошевский вещество хранил при себе с целью дальнейшего сбыта наркозависящим лицам». Каким лицам? Кто эти лица? Или еще… «Вложил сверток с веществом внутри которого согласно заключению эксперта содержится производное N- метилэфедрона…»
От куда Ярошевский Антон Михайлович, мог знать о том что внутри производная N- метилэфедрона? Есть на этот счет свидетели? Или перехваченные телефонные переговоры? Ничего этого в деле нет! Где в обвинительном протоколе представлены доказательства его информативности содержимого пакетов? Изъяли при помощи самого Ярошевского- сходили в машину и оформили поротокол!!!
В ч.2 ст. 74 УПК РФ перечисляются источники доказательств, к которым относятся показания подозреваемого и обвиняемого, потерпевшего, свидетеля, заключение и показания эксперта, вещественные доказательства, протоколы следственных и судебных действий, иные документы.
Тех доказательств, которые изложены в настоящем уголовном деле явно недостаточно, чтобы объективно утверждать в причастности к распространению именно этого препарата Ярошевским Антоном Михайловичем.
Эпизод 27. Обращаю особое внимание, что к моему несовершеннолетнему сыну, Ярошевскому Антону Михайловичу применялись пытки во время транспортирования его из ИВС «Зябликово» в СИЗО«ВОДНИК», и на заседания суда по мере пресечения, из СИЗО«ВОДНИК». Так называемый «СТАКАН», после которого, мой несовершеннолетний сын, Ярошевский Антон Михайлович, обладая методиками массажа и самомассажа, неделями не мог придти в себя и испытывал серьезные боли!
Эпизод 28. Так же прошу зафиксировать тот факт, что на моего сына, Ярошевского Антона Михайловича 2001 года рождения оказывалось давление, путем 12 часового транспортирования, после предварительного судебного заседания 28.05.2019 г. назад в камеру УФСИН СИЗО-1 и повторно, 6 часового транспортирования 30.05.2019г. после повторного предварительного судебного заседания.
Эпизод 29. Прошу обратить внимание, что все судебные заседания в Нагатинском районном суде, проходили формально в течение 5 минут, как на конвеере. Обоснований для избрания меры пресечения в виде ареста и помещения несовершеннолетнего в СИЗО, Прокуратура не предоставляла, не смотря на то, что законным представителем были представлены все положительно характеризующие документы и медицинские выписки о травме шейного отдела позвоночника на несовершеннолетнего, Ярошевского Антона Михайловича. В домашнем аресте было отказано. Представители Прокуратуры заявляли следующее: «Несовершеннолетний ребенок будет чинить препятствия следствию, сотрудникам правоохранительных органов и понятым. Никакого сопротивления сотрудникам правоохранительных органов во время задержания моего несовершеннолетнего сына, Ярошевского Антона Михайловича не происходило, приводов в отделение полиции не происходило, на учете в Детской комнате не состоял. Является спортсменом и неоднократным Призером спортивных состязаний.
Эпизод 30. Также сообщаю о том, что ни одного следственного действия за период нахождения моего сына, Ярошевского Антона Михайловича в СИЗО не производилось в течение 5 месяцев.
Эпизод 31. Медицинские экспертизы. Медико-психическая и психиатрическая экспертизы были сделаны в апреле (почти через пять месяцев после задержания несовершеннолетного!)
Эпизод 32. Следственно-розыскная работа по поиску организаторов распространения квестовой корреспонденции Следователем Следственного Комитета Харламовым Константином Александровичем не велась.
Эпизод 33. Неоднократные обращения к Прокурору Нагатинской межрайонной прокуратуры, Советнику юстиции, Жадану Дмитрию Викторовичу с заявлениями, жалобами и Личными встречами адвоката и законного представителя Ярошевского Антона Михайловича (несовершеннолетнего на момент задержания) 27.05.2019 г., 03.06.2019, были проигнорированы! Мало того, во время беседы Прокурор Нагатинской межрайонной прокуратуры, Советник юстиции, Жадан Дмитрий Викторович позволил себе отзываться о человеке, с недоказанной виной оскорбительно говоря о том, что, он как наркоман и педофил. Такой же текст был повторен Прокурором Нагатинской межрайонной прокуратуры, Советником юстиции, Жаданом Дмитрием Викторовичуем Адвокату, а также услышав от Адвоката избранную Линию защиты, Прокурор Нагатинской межрайонной прокуратуры, Советник юстиции, Жадан Дмитрий Викторович сообщил: «Коли так, то Ваш подопечный получит по полной программе!». Данное предупреждение я, также, воспринимаю как угрозу!
На основании вышеизложенного, считаю, что все процессы, связанные с моим сыном, Ярошевским Антоном Михайловичем проводились с грубейшими нарушениями, и по сути преступными действиями со стороны сотрудников правоохранительных органов полиции и Следственного Комитета Орехово-Борисово (Южное).
Все материалы по незаконным действия, в отношении моего сына, Ярошевского Антона Михайловича 2001 года рождения, будут переданы в Федеральную Службу Безопасности, в Службу Собственной Безопасности, амбуцменам по делам с несовершеннолетними, а также в Средства Массовой Информации для освящения незаконных действий «Оборотней в погонах».

«13» июня 2019 года.

Не молчи о проблеме! Расскажи о ней всем нажав на кнопки ниже:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • Одноклассники
Запись опубликована в рубрике Просьбы к Президенту с тэгами . Тип записи permalink. Trackback'и закрыты, но вы можетеоставить комментарий.

Оставить комментарий

Ваш e-mail никогда не будет опубликован или передан третьим лицам. Обязательные поля отмечены *

*
*

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>